Другая папина жена не стала «драться» за наследство, просто отдала мне квартиру.

Второй раз папа женился практически сразу же после развода с мамой. Супругу его Катю я и до этого видела несколько раз с ним. Новостью их женитьба для меня не стала. Не нравилась мне эта женщина: вроде тихая, спокойная, уравновешенная… Но везде я искала подвох…

Пока заканчивала школу, то часто бывала у них в гостях. Мама уезжала отдыхать или в командировку, и отправляла меня прямиком к мачехе. Папа тоже постоянно был на работе. Мы с Катей сидели одни, готовили кушать и гуляли в парке. Я ее не напрягала, она – меня… Так и жили. Потом мои визиты стали все реже и реже. Папа мог по полгода не созваниваться со мной. У Кати так и не было с ним детей. Она об этом очень
жалела. Я начала отдаляться от нее, так как была реальным подтверждением ее женской несостоятельности.

А потом папа продал свою квартиру и купил жилье в новостройке. Жить он туда переехал с мачехой. Ее квартира в манипуляциях не участвовала.
— Молодец! Свою она оставит себе, а мужа имущество теперь станет их общим. Ничего тебе не видеть, Ирка, если отца не станет! Все себе заграбастает! – сказала мне мама.
Я не предала значение тем словам. К тому же, отец прекрасно выглядел и хорошо себя чувствовал. Но его не стало спустя год… Вот тогда мои родственники и затрубили о наследстве.

Мать постоянно кричала, что надо что-то делать. В тот момент у меня был жених Владик и ее никак не устраивала перспектива, что мы будем жить у нее. Владик шел на поводу у моей мамы. Я лишь разводила руками. Совесть не позволяла мне потребовать от этой женщины свою часть. Я прекрасно помнила, как ее любил папа. Но Катя позвонила мне сама и сказала, что нам надо встретиться и серьезно поговорить. Я оттягивала этот разговор, ссылалась на занятость… Наконец-то терпение Кати оборвалось, и она подстерегла меня возле работы. Тогда мне пришлось пойти с ней в кафе. Параллельно я позвонила Владику и
рассказала о происходящем. Когда я вернулась вечером домой, то застала весьма неожиданную картину.
Мама обзванивала всех родственников по телефону, а Владик сидел сбоку и записывал деньги, которые они нам одалживали. Как оказалось, на адвоката…

Я остановила своих «доброжелателей». Катя даже не думала претендовать на квартиру. Она рассказала, что последней волей отца было подарить ее мне. Теперь она хочет сделать все это юридически и просила меня сходить с ней к нотариусу. Все время, когда Катя говорила об отце, она плакала. Ей очень его не хватало…

Мама не поверила. Она продолжила собирать деньги, а Владик пообещал, что своими руками задушит мою мачеху, если она не даст мне эту злополучную квартиру. Когда спустя несколько месяцев стало понятно, что
Катя не юлит, моя мать начала представлять, как после продажи моей квартиры купит себе шубу. Владик же постоянно намекал мне на машину. Но я поступила совершенно иначе. У меня открылись глаза на все
происходящее. Правду говорят, чтобы понять, какой человек перед тобой, достаточно поделить с ним наследство. Я не стала продавать квартиру, а переехала в нее. С Владом я рассталась. Мне надоело смотреть на эти меркантильные намеки. С мамой мы общаемся крайне редко. Я теперь поняла, почему папа часто говорит, что его первый брак был ошибкой…

С Катей мы часто созваниваемся. Я не планирую оставлять этого порядочного и доброго человека. Очень жаль, что у нее нет своих детей. Хочу, чтобы, когда у меня появятся дети, они называли Катю бабушкой. Пусть ее порадует продолжение ее любимого мужчины. Ведь в том, что она его действительно любила, я никогда не сомневалась…

 


Енот Спит
Другая папина жена не стала «драться» за наследство, просто отдала мне квартиру.
Женщину с тakими внешними данными было cлoжнo иcпopтить, нo стилистам удалось. Cтaлa cтapше и пoлнee.